Главная » Инфо раздел » Статьи, публикации
Версия для печати

Окуни второго льда

Второй лед – это почти всегда плохо. Череда теплых зим, которые господствовали в конце 90-х годов прошлого века, приучили рыболовов к тому, что за три отпущенных календарем зимних месяца можно выйти на первый лед и два, и три раза. Так вот, самым «клевым» периодом традиционно бывают две недели после первого ледостава.

Второй лед – это почти всегда плохо. Череда теплых зим, которые господствовали в конце 90-х годов прошлого века, приучили рыболовов к тому, что за три отпущенных календарем зимних месяца можно выйти на первый лед и два, и три раза. Так вот, самым «клевым» периодом традиционно бывают две недели после первого ледостава. Если потом случается оттепель, то все последующие моменты становления льда сильно отличаются по интенсивности клева в худшую сторону. Подобного сценария мы ожидали и в этом году, однако, на радость всем сработала маленькая поправка «почти». Клев рыбы на некоторых припятских старицах в конце января был отменным!

1.jpg

Муки поиска. После 20-дневного перерыва выбраться на лед я решился, когда термометр за окном показал -15 градусов. По сравнению с -23 – это настоящая оттепель. К слову, несколько морозных ночей не сильно повлияли на рост льда. Местами, особенно под снегом, он был достаточно тонким и предательски хрустел под ногами. Так что, первый час рыбалки я больше выяснял: где ходить можно совершенно безопасно, а куда лучше пока не соваться. Кроме меня, на этом плесе рыбачило еще около 20 рыболовов. Активного клева рыбы ни у кого не было. Собравшись группами по 2-3 человека, мы полавливали на мормышку окуней размером с вытянутую ладонь.

С одного подхода из лунки обычно вылавливалось 1-3 «хвоста», после чего можно было смело переходить дальше. Иногда пустыми могли оказаться и 5, и 6 лунок подряд. Благо, лед был тонкий, и на его сверление больших усилий не требовалось. Основная масса рыбы держалась на глубине около 2-х метров. Залезть поглубже мешало течение, а в берегу одолевали «матросики» размером с указательный палец.

Когда рыба особо не клюет, быстрее всего результата можно достичь с проверенными приманками. Пересмотрев свой арсенал мормышек, я остановился на «лесотках». Творение рук украинского мастера Александра Доценко имеет около 20 вариантов оригинальной расцветки и не менее оригинальную форму. Кроме того, небольшая авторская доводка крючков делает эти мормышки необычайно зацепистыми, что в подобных приманках является едва ли не самым главным качеством. Единственный их недостаток – это малый вес, и, как следствие, наиболее полно свои рабочие качества эти мормышки проявляют на глубине 1,5-2 метра. Но сегодня – это то, что надо.

Рыба охотнее всего отзывалась на медленную, с маленькой амплитудой, игру мормышки. Но была и тактическая хитрость: чтобы стимулировать поклевку, в каждой новой лунке несколько первых проводок нужно было делать «а-ля морозная трясучка». После этого мормышка клалась на грунт и выдерживалась пауза в несколько секунд. Большинство поклевок выглядело как легкий «прижим», либо как залипание кивка. Так что, часто подсечка заканчивалась досадным «шкрабом» или сходом рыбы, после чего лунку приходилось менять.

Порывистый ветер усиливает ощущение холода. Мороз жжет лицо, «кусает» пальцы рук. Однако, в целом мне тепло. В сочетании с термобельем Norfin Creeck мой костюм Norfin Extreme 3 хорошо «держит удар». В который раз убеждаюсь в том, что удовольствие от рыбалки напрямую зависит от правильно подобранной одежды. Вроде и рыба не клюет, а домой совершенно неохота.

Первый звоночек. Приближался полдень, а ситуация с клевом рыбы никак не менялась. Попытки подобрать наиболее уловистую приманку результата не приносили. Окунь приблизительно одинаково реагировал на любую, предложенную ему мормышку, а на блесну и балансир не реагировал вообще. В погоне за увеличением количества поклевок я постепенно уменьшал диаметр лески на своих удочках, пока не дошел до лески толщиной 0,08 мм. Так и кочевал я с этой удочкой по лункам, пока не забрел на отмель, расположенную на самой границе течения. Справа и слева от этого подводного бугра четко прощупывались резкие свалы. А здесь от силы полтора метра. Сверлю серию из 10 лунок и начинаю их по очереди облавливать. Одна, вторая, третья лунка. Глубина сначала уменьшалась, а потом стала немного увеличиваться. Вот здесь то и случилась первая «неподъемная» поклевка. Внешне все выглядело вполне банально. На высоте сантиметров 15 над грунтом кто-то аккуратно притронулся к приманке. Кивок на мгновение замер, а потом легонько «кивнул» вниз. После подсечки рыба поддалась мне сантиметров на 40, но опомнившись, перехватила инициативу. Леска лопнула на третьей попытке подвести ее к лунке. Вместе с рыбой ушла моя ярко-зеленая, с оранжевым брюшком, «лесотка».

Окуневый клев. Теперь можно было бы попробовать в деле и более грубую снасть. Но я решаю не терять драгоценного времени на подгонку пары кивок-мормышка. В ящике у меня лежит 5 удочек. Каждая из них отличается от других не только диаметром лески, но и жесткостью кивка, и массой мормышки. Для правильной анимации приманки это очень важно. В моей коробке все мормышки распределены по весам, а на ручке каждого удильника имеется надпись: с какими весами мормышек кивок работает наилучшим образом. И хоть в магическое влияние цвета мормышки я не совсем верю, однако такой же по цвету, но большей по массе приманки у меня сегодня не оказалось. Так что, удочку не меняю, а вяжу на леску мормышку с такими же параметрами (масса 0,32 г и та же расцветка).

Перехожу на соседнюю лунку. Несколько пустых проводок приманки и поклевка. В этот раз удача оказалась на моей стороне. Трофеем становится окунь длиной сантиметров 25! Его бы сфотографировать, но азарт берет свое. Еще несколько проводок, и такого же размера «горбатый» перекочевывает из воды на лед. Пока провозился с фотоаппаратом, окуни уже замерзли.

Все, в этой лунке раздача закончилась. Ищу новую лунку. На это уходит еще минут 20. А там и соседи подтянулись. Как я не прятался, а моя возня не осталась незамеченной. Рыбачки взялись за дело основательно, и вскоре весь лед вокруг меня превратился в решето. Странно, но шума рыба не испугалась, как не мешали процессу ни холостые подсечки, ни сходы рыбы. Так продолжалось до самого вечера. Итогом дня явились: с десяток отменных окуней, легкая боль в икрах от многочисленных приседаний над лунками, и твердая уверенность в том, что завтра, с самого утра, дам «полосатым» бой.

Старые точки. С утра, едва только начало светать, я уже был на льду. В сумерках еще не видно, как работает кивок, и я любуюсь чудным зрелищем восхода Солнца. От этого в душе поднимается волна необъяснимого восторга. Вокруг меня ни души, и этому факту я радуюсь еще больше. Однако радость эта была недолгой. Едва я успел проверить вторую лунку, как на берегу появился шумный, человек в 20, отряд рыболовов. Эти ребята были хорошо осведомлены о расположении рыбы. Они взяли меня в плотное кольцо и принялись колотить своими пешнями лед. Долго терпеть такую конкуренцию я не смог, и даже не проверив все пробуренные лунки, ушел искать лучшую долю. Сначала проверке подверглись все места, где вчера была замечена поклевка, потом я просто выбрал направление и занялся поиском рыбы квадратно-гнездовым методом. За 2 часа скитаний я так и не увидел ни единой поклевки.

На песке. Ближе к полудню желание увидеть хотя бы одну поклевку, в конце концов, перебороло чувство безопасности, и я решился выйти к самому устью реки. До Припяти каких-то 20 метров. Сверлю несколько лунок вдоль песчаного пляжа. Глубина здесь чуть больше метра. Едва мормышка оторвалась от дна – последовала четкая поклевка, и первый окунь, растопырив свои колючие плавники, ворочается на заснеженном льду. Конечно, не вчерашний великан, но сантиметров 15 в нем будет. Следующая поклевка произошла, когда мормышка еще и половины расстояния до дна не прошла. Этот «полосатик» уже будет покрупнее первого. Потом еще и еще. С каждой поклевкой размер рыбы все увеличивался. Уже стали попадаться и окуни «вчерашнего» размера, а счет выловленных экземпляров перевалил за цифру 20.

И тут я допускаю тактическую ошибку – решаю проверить соседнюю лунку. Через несколько проводок я достаю из нее окуня, длиной сантиметров 10, и лунка замолкает. Возвращаюсь к своей «золотой» лунке – и здесь пусто. Стая куда-то переместилась, или просто азарт у рыбы прошел? Чтобы ответить на этот вопрос, меняю приманку. На банан «попугаевого» раскраса от Salmo вылавливаю еще пару окуней, и поклевки прекращаются. После такого феерического клева тяжело снова переходить к поиску рыбы. Однако другого способа снова увидеть поклевку нет.

Под занавес. Поворачиваю обратно. По дороге проверяю участок вдоль поросших у берега кустов. Пусто. Захожу на перекат. Результат тот же. Рыба словно растворилась. Около 16 часов решаюсь проверить глухой, сильно заросший кустарником затончик, расположенный на большом речном изгибе. Здесь несколько рыболовов таскают на лед матросиков размером с ладонь. Присаживаюсь рядом с ними и я. Хочется порадовать себя поклевкой под занавес рыбалки. Рыба обнаруживается в каждой пробуренной лунке. Поклевки резкие, азартные. Но после горбачей из устья реки, возня с «матросней» быстро мне надоедает. Порыбачив с полчаса по принципу «поймал – отпусти», я возвращаюсь домой.

Р.S. Дома, после горячего борща, наваливается дремота. Засыпая, вижу ярко-оранжевый кончик кивка. Вот он слегка «приседает» в сторону лунки, я подсекаю, и через несколько мгновений в темном проеме появляется тупая морда окуня. А из пасти у него торчит моя ярко-зеленая, с оранжевым брюшком «лесотка». Знаю, что такие «киношки» будут сниться мне еще очень долго. Это лучшее лекарство от бессонницы. Вот за таким «лекарством» и стоит на рыбалку ездить.

Автор:

Николай Линник



Автор:  Николай Линник

Возврат к списку

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru   uptime